Из книги «За стеною Плача»

* * *
Ривки, Сары и Шмули…
Вся еврейская рать!
Вы навеки уснули,
вас уже не поднять.
И могильные камни
мох столетья покрыл.
А добраться туда мне —
ни резона, ни сил.
С фотокарточек старых
смутно выглянет вдруг
юный дедушка Барух —
шляпа, трость и сюртук.
Он, согласно моменту,
строг и даже сердит,
рядом бабушка Ента
в кресле венском сидит.
И не слышен им скрежет
надвигавшихся лет.
Их обоих зарежет
озверевший сосед.
То мгновение длится
много дней и ночей.
Но успеет родиться
мой отец Моисей.
1996

Смотрите также

«Сидит поэт, качается…»

Сидит поэт, качается
И подпирает лоб.
Никак не получается
Такое выдать, чтоб

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.